Американский фактор российского газа

0
165

Американский фактор российского газа

Менее 10 лет назад Россия планировала реализовать беспрецедентный по сложности и масштабам проект по добыче и сжижению природного газа на базе Штокмановского месторождения и продавать этот газ в США. Тогда никто не мог предположить, что США за несколько лет за счет развития добычи сланцевых углеводородов превратятся в нетто-экспортера природного газа. Но это произошло, Штокмановский проект заморожен, а наша страна вынуждена конкурировать с США за рынки сбыта сжиженного природного газа (СПГ), добываемого на других месторождениях, не только в СПГ-сегменте, но и в сфере традиционных трубопроводных поставок.

Единственный способ усилить свои конкурентные преимущества на динамично меняющемся газовом рынке и отстоять свою долю для России заключается, по мнению экспертов, в ускоренной реализации заявленных СПГ-проектов. Впрочем, полностью наверстать упущенное вряд ли получится: даже в случае запуска всех трех очередей «Ямал СПГ» в дополнение к действующему заводу в рамках проекта «Сахалин-2» к 2020 году Россия сможет выйти на производство 26-27 млн тонн СПГ в год, тогда как США к этому времени смогут производить порядка 78 млн тонн.

Татьяна Дмитриева

Рост предложения и спроса

По данным доклада Shell «Прогноз развития рынков СПГ», в 2016 году спрос на СПГ в мире составил 265 млн тонн, что на 17 млн тонн больше по сравнению с предыдущим годом. В 2016 году, вопреки ожиданиям многих экспертов, мировой рынок не стал профицитным – темпы роста спроса и предложения оказались примерно на одном уровне. Это произошло благодаря тому, что спрос на СПГ в странах Азии и Ближнего Востока вырос больше, чем ожидалось, что компенсировало значительный (на 15 млн тонн) рост поставок из Австралии за счет ввода в эксплуатацию проекта Gorgon.

Главными генераторами растущего мирового спроса на СПГ в 2016 году были Китай и Индия: их суммарный импорт СПГ за год увеличился на 11,9 млн тонн. Кроме того, свой вклад в рост мирового спроса на СПГ внесли новые страны-импортеры: Колумбия, Ямайка, Пакистан, Иордания, Египет и Польша, которые за счет импорта СПГ компенсировали локальный дефицит поставок газа.

Согласно прогнозам Shell, в период до 2030 год спрос на СПГ будет расти вдвое быстрее, чем на трубопроводный природный газ, и составит 4-5%, при этом основной растущий спрос на СПГ по-прежнему будет приходиться на страны Азии. Всего, по прогнозам Shell, к 2030 году объем мирового рынка СПГ вырастет в 1,8 раза, до 460 млн тонн. По оценке BP, в 2035 году доля СПГ в мировой торговле газом увеличится до 51%.

США: выход в лидеры

В феврале 2016 года была отгружена первая партия СПГ из США – дебютный танкер отправился в Бразилию. Тогда у экспертов не было однозначного ответа на вопрос, последует ли за этим превращение США в одного из крупнейших экспортеров СПГ или это событие не окажет существенного влияния на мировой рынок.

Сегодня уже очевидно, что события стали развиваться по первому сценарию. В течение 2016 года, по данным Минэнерго США, из страны была отгружена 61 партия СПГ общим объемом 3,8 млн тонн, что соответствует 1,5% объема мирового экспорта.

Почти половина американского СПГ была поставлена в страны Латинской Америки – Бразилию, Мексику, Аргентину, Чили и Доминиканскую Республику. Около 30% экспорта пришлось на страны Азии – Японию, Южную Корею, Китай и Индию. Около 10% было экспортировано в ОАЭ, Иорданию и Кувейт, столько же в страны Европы – Португалию, Испанию, Италию, а также в Турцию.

Весьма красноречиво о планах США по покорению мирового рынка СПГ говорят планы компаний, подтвержденные высоким уровнем их законтрактованности – более 70% сооружающихся мощностей по производству СПГ уже имеют покупателя на будущую продукцию. По состоянию на начало 2017 года в стадии строительства находились шесть СПГ-заводов. К 2020 году мощности по сжижению газа, по оценкам экспертов VYGON Consulting, составят 78 млн тонн (рис. 1), а объемы экспорта – не менее 40 млн тонн, или около 10% мирового рынка. Это позволит США войти в тройку лидеров мирового рынка наряду с Катаром и Австралией.

Рис. 1. Ввод в действие СПГ-заводов в США, 2016-2019 гг.<

img src="/fotobank/analytics/0002/mp-05-17-0007-001.jpg" height="401" width="603">

Источник: VYGON Consulting.

Столкновение экспортных интересов

Европа – традиционный рынок сбыта российского природного газа – и Китай, рассматриваемый Россией как наиболее перспективный экспортный рынок, в прошлом году впервые в истории стали импортерами американского СПГ. Насколько это может изменить возможности и планы России по поставкам газа в эти страны?

Россия поставляет в Европу газ по трубопроводам в объеме порядка 160 млрд кубометров в год (в пересчете на СПГ это примерно 116 млн тонн – в 300 раз больше поставок США в этот регион в прошлом году) и доминирует на этом рынке с долей порядка 30%. Основные поставки приходятся на Германию, Италию, Францию, Великобританию, Турцию и Польшу. С американскими поставками российские пересекаются только в двух странах – Италии и Турции. Однако если при увеличении поставок из США в Италию у России есть возможность перераспределить объемы в пользу других европейских стран, то в случае Турции под угрозу попадает загрузка мощностей «Турецкого потока». Напомним, первая его нитка предназначена для поставок газа турецким потребителям, вторая – для газоснабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы, мощность каждой нитки составляет 15,75 млрд кубометров, строительство начато и рассчитано на период до 2019 года.

Другие крупные потребители российского газа в Европе пока не стремятся или не имеют возможности импортировать американский газ. Так, Германия не может физически принять СПГ, так как там нет ни одного терминала по приему СПГ, а Франция летом 2016 года заявляла о поиске возможностей запретить импорт сланцевого газа, из которого на две трети состоит американский СПГ. Об отказе от импорта американского СПГ заявила и Литва, не так давно начавшая эксплуатацию плавучего регазификационного терминала в Клайпеде, объяснив это тем, что этот газ не соответствует литовским стандартам качества. Польша, построившая СПГ-терминал для импорта СПГ из Катара, пока не нуждается в дополнительных его объемах в силу взятого курса на рост угольной генерации.

Так или иначе, планы США занять в перспективе до 10% европейского рынка СПГ вполне реалистичны, но будут сильно зависеть от ценовой конъюнктуры рынка, полагают эксперты. Дело в том, что стоимость газа на американском распределительном хабе в Луизиане составляет около $100 за тысячу кубометров, а с учетом сжижения – $190-200. Если учесть транспортировку, регазификацию и прибыль продавцов американские производители готовы поставлять газ в Европу по цене не менее $245 за тысячу кубометров.

Рис. 2. Основные нефтегазоносные сланцевые формации в США - Барнетт, Баккен, Вудфорд, Иглфорд, Марселлус, Ниобрара, Хейнсвилл, Пермский бассейн

Американский фактор российского газа

При этом в апреле 2016 года стоимость российского трубопроводного газа для Германии была почти вдвое меньше – $130 за тысячу кубометров, а вынужденные выполнять контрактные обязательства американские поставщики, по данным IEA, продавали газ в Португалию по цене $127. Но в начале 2017 года ситуация изменилась: спотовые цены на газ в Европе выросли до $250. Это сразу вызвало рост поставок американского СПГ в Европу уже в феврале в 8 раз по сравнению с объемами, поставленными в течение прошлого года.

На руку американским экспортерам СПГ играет и стремление Европы диверсифицировать поставки газа. К примеру, в 2017 году Еврокомиссия выделила средства на строительство СПГ-терминала на хорватском острове Крк, который с 2019 года сможет ежегодно принимать 6 млрд кубометров газа, который далее пойдет в Восточную Европу и на Балканы. Кроме того, согласно заявлению Госдепартамента США по энергетическим вопросам, американские компании готовы бесплатно строить плавучие терминалы по приему СПГ у берегов ЕС.

Что касается Китая, то здесь у поставок американского СПГ больше перспектив, чем в Европе. Во-первых, потому что это быстрорастущий рынок: сейчас Китай потребляет 200 млрд кубометров газа в год, и эта цифра будет расти. Во-вторых, американский СПГ, который будет экспортироваться через расширенный Панамский канал, на этом рынке более конкурентоспособен: в 2016 году цены в экспортных контрактах находились в пределах $130-210 за тысячу кубометров.

А главное, что принципиальная договоренность о наращивании поставок американского газа на рынок Китая была достигнута во время переговоров Дональда Трампа и Си Цзиньпина в апреле 2017 года, а уже в мае две страны подписали торговое соглашение, которое расширяет доступ американским энергокомпаниям на китайский рынок. Также Китай заявлял о планах по возведению регазификационных терминалов с участием США.

Способен ли американо-китайский «газовый контракт» поставить под угрозу поставки российского газа, которые сейчас осуществляются в форме СПГ с Сахалина, а планируются по трубопроводам? По мнению экспертов, пока прямой угрозы нет, поскольку российские поставки выигрывают по цене. Так, транспортировка российского СПГ с Сахалина в Китай обходится почти вчетверо дешевле по сравнению с СПГ из США (по цене этот газ уступает только туркменскому трубопроводному и австралийскому СПГ). Стоимость поставок по строящемуся в настоящее время газопроводу «Сила Сибири» (предполагает поставки 38 млрд кубометров газа в год в течение 30 лет) также будет ниже по сравнению с поставками СПГ из США.

Вместе с тем, следует учитывать, что сроки ввода в действие «Силы Сибири» определены 2018-2020 годами, за это время США могут значительно нарастить поставки газа в Китай, что может заставить Поднебесную, например, отказаться от реализации проекта «Сила Сибири-2» (ранее именовался «Алтай»), запланированного в продолжение «Силы Сибири» и предполагающего организацию поставок газа по «западному маршруту» в объеме до 30 млрд кубометров в год. По мнению аналитиков Forbes, вполне может сложиться ситуация, что к началу поставок по «Силе Сибири» Китай перестанет наращивать импорт газа и «западный маршрут» ему не понадобится.

Российские перспективы: лучше поздно, чем никогда?

Напомним, в России по-прежнему действует единственный завод по производству СПГ в рамках проекта «Сахалин-2». Две технологические линии производят 10,8 млн тонн газа, что на 1,2 млн тонн больше проектной мощности, СПГ отправляется в страны АТР. В рамках проекта запланировано увеличение производства до 15 млн тонн за счет строительства и ввода в 2023-2024 годах третьей очереди (ранее ее ввод планировался в 2021 году, но был перенесен из-за обширной инвестпрограммы). Согласно оценке Forbes, перенос сроков расширения завода может стать прологом к переориентации газовых ресурсов Сахалина на трубопроводные поставки в Китай.

Осенью 2017 года должен заработать второй российский СПГ-завод в рамках проекта «Ямал СПГ» на базе Южно-Тамбейского месторождения (по состоянию на апрель готовность объекта составляла 80%, а первой производственной линии – 91%). Планируется построить три производственные линии общей мощностью 16,5 млн тонн и вывести завод на полную проектную мощность к 2019 году. Интересно, что в 2017 году, согласно заявлению президента «Новатэка» Леонида Михельсона, завод планирует осуществлять только спотовые поставки, долгосрочные же экспортные контракты «Ямал СПГ» начнет заключать с 2018 года. Рынки сбыта СПГ определены как страны АТР и Европа.

Сроки другого проекта «Новатэка» – «Арктик СПГ-2» на базе Салмановского месторождения на Гыданском полуострове были существенно сдвинуты: если ранее завод планировалось ввести в эксплуатацию к 2022 году, то теперь в этом году планируется лишь закончить строительство. Новые сроки ввода завода в эксплуатацию определены 2022-2025 годами.

Перенесены сроки реализации и других российских СПГ-проектов. Так, «Балтийский СПГ» в Усть-Луге, реализуемый «Газпромом» в качестве дополнения к «Северному потоку-2» для повышения гибкости поставок газа в Европу, планировалось запустить к 2018 году. Но затем из-за проблем с финансированием со стороны «Газпромбанка» это событие было перенесено на конец 2021 года, а сейчас, учитывая, что инвестиционное решение по проекту до сих пор отсутствует, он может сдвинуться и на более отдаленную перспективу. Предполагается, что «Балтийский СПГ» будет производить приблизительно 10 млн тонн газа с перспективой расширения мощности до 15 млн тонн.

Ранее «Газпром» планировал реализовать проект «Владивосток СПГ» для сжижения добытого на Сахалине, в Якутии и Иркутской области газа и организации его экспорта в страны АТР. Проект находился в инвестиционной стадии с февраля 2013 года и предполагал строительство завода мощностью 10 млн тонн к 2018 году с возможностью дальнейшего расширения. Но в феврале 2016 года «Газпром» объявил, что «Владивосток СПГ» более не считается приоритетным проектом компании и его реализация отложена на неопределенный срок.

Проект «Роснефти» «Дальневосточный СПГ» предполагает строительство одной технологической линии мощностью 5 млн тонн с возможностью расширения на базе ресурсов проекта «Сахалин-1». Пока не определено даже место строительства завода (рассматриваются пос. Ильинское и Де-Кастри), а предполагаемый запуск проекта перенесен с 2021 на 2023 год.

Другой проект «Роснефти» – «Печора СПГ» реализуется совместно с компанией Alltech. Он предусматривает разработку Кумжинского и Коровинского газовых месторождений в Ненецком АО, прокладку газопровода, строительство СПГ-завода, установки комплексной подготовки газа (УКПГ) и отгрузочного морского терминала. Планируется, что завод будет производить 2,6 млн тонн СПГ с возможностью двукратного увеличения. Для реализации проекта необходимы внесения в Федеральный закон «Об экспорте газа», в связи с чем его судьба пока остается под вопросом.

Как видим, Россия отдает явный приоритет трубопроводным экспортным проектам, тогда как СПГ-проекты отходят на второй план и все дальше сдвигаются во времени.

Несложно посчитать, что даже в случае запуска всех трех очередей «Ямал СПГ» в дополнение к действующему заводу в рамках проекта «Сахалин-2» к 2020 году Россия сможет выйти на производство всего лишь 26-27 млн тонн СПГ в год (рис. 3), что в лучшем случае позволит ей удержаться лишь в конце первой десятки экспортеров.

Рис. 3. Перспективы реализации российских СПГ-проектов, 2015-2025 гг.

Американский фактор российского газа

Источник: СМИ, данные компаний.

Вместе с тем, по оценке экспертов, реальные возможности для роста российского экспорта газа сегодня реально способен предоставить лишь СПГ-сегмент этого рынка в силу его быстрого роста и мобильности. Отдавая и дальше приоритет строительству трубопроводов и затягивая реализацию проектов строительства СПГ-заводов, Россия рискует не только столкнуться с еще большей конкуренцией со стороны СПГ-поставок, но и потерять для себя рынки сбыта планируемых СПГ-проектов.

Морские порты №5 (2017)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here