Порто-франко по-русски – без портовиков

0
77

Порто-франко по-русски – без портовиков

Уже около двух лет в России действует первый порто-франко – свободный порт Владивосток. Резиденты имеют существенные льготы по налогам и таможенным процедурам. Сейчас в реестре официально зарегистрировано 190 компаний, специализирующихся на самых разных видах деятельности – от строительства до киносъемок. Но только пятая часть из них имеет отношение к перевалке грузов, морским перевозкам и рыболовству.

Почему же не все стивидоры становятся резидентами свободного порта? Главная причина – законодательные препоны. По закону о свободном порте Владивосток получить льготы может только строящийся терминал – действующие предприятия, по мнению чиновников, обойдутся и без преференций. Такой подход противоречит мировой практике – режим порто-франко в развитых странах подразумевает свободу для всех. Зато наш, российский, Минфин спокоен за бюджет.

Александра Васильцева

Ускоренное развитие для дальних территорий

Идея предоставить порту Владивосток особый статус свободного порта впервые была высказана президентом РФ Владимиром Путиным в декабре 2014 года. Глава государства говорил о необходимости ускоренного развития Дальнего Востока и о том, что ключевую роль должны сыграть особые инструменты, например, территории опережающего развития (ТОРы).

«Предлагаю предоставить Владивостоку также статус свободного порта с привлекательным облегченным таможенным режимом. Напомню, что такая возможность предусмотрена в отношении Севастополя и других портов Крыма», – заявил тогда президент.

Работа в этом направлении пошла довольно оперативно. Через полгода законопроект о свободном порте Владивосток был внесен правительством РФ в Госдуму. «На указанных территориях законопроект создает условия для осуществления инвестиций в действующие предприятия и вновь создаваемые, в инфраструктурные объекты, в транспортно-логистические комплексы, включая создание и модернизацию морских причалов», – говорилось в пояснительной записке.

Документ очень быстро и без больших поправок прошел все три чтения и уже 13 июля 2015 года был подписан президентом. Особой конкретики он не содержал, поскольку ключевые моменты должны были регламентироваться постановлениями правительства РФ или решениями Наблюдательного совета свободного порта. Например, было установлено, что резидент должен инвестировать в свой проект не менее 5 млн рублей за три года.

Свободный порт Владивосток курирует Министерство РФ по развитию Дальнего Востока, председателем Набсовета стал полпред президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Как рассказывал в декабре 2015-го глава Минвостокразвития Александр Галушка, к этому моменту Набсовет получил 29 заявок от потенциальных резидентов с общей суммой заявленных инвестиций свыше 74 млрд рублей. Речь шла о реконструкции или строительстве портовых терминалов, транспортно-логистических комплексов, холодильного терминала для рыбы, производстве энергосберегающих ламп и гостиничном комплексе.

«Наши целевые ориентиры – это Гонконг, Дубай, – рассказывал на Давосском форуме Ю.Трутнев. – Пока мы сделали даже не первый шаг, а только ногу приподняли, и идти еще довольно далеко».

Фактически первые пять соглашений были подписаны с резидентами 16 марта 2016 года. Все они предполагали создание новых мощностей, причем лишь одна компания занималась портовой деятельностью (см. «Кто они – резиденты свободного порта?»). А первое по-настоящему крупное соглашение появилось в апреле 2016-го: ООО «Новый угольный терминал» (НУТ) пообещало в течение пяти лет построить под Находкой новый перегрузочный комплекс для угля, инвестировав в проект порядка 60 млрд рублей. Компания была учреждена японским торговым холдингом TOSEI Co., Ltd., который намеревался дать доступ к будущему терминалу малым и средним угледобывающим компаниям из Приморья, Якутии, Кузбасса и даже Монголии. Сейчас эти игроки зачастую не имеют доступа к портовым мощностям.

Однако ООО «НУТ» так и не приступило к стройке. Как пояснил журналистам его гендиректор Алексей Щепин, компания не находит достаточной поддержки со стороны российской власти. По словам топ-менеджера, инвестору необходимо какое-либо документальное подтверждение со стороны Минэкономразвития РФ, «в виде письма-намерения, к примеру, где будет ясно сказано, что России нужен этот терминал, ежегодно дающий 50 миллионов долларов налогов в бюджеты всех уровней и около 500 рабочих мест для приморцев». По словам А.Щепина, запуск первой очереди терминала перенесен с 2019 на 2020 год.

В конце прошлого года резидентом свободного порта стало АО «Восточный порт», крупнейший угольный стивидор России. Под льготный режим, правда, попадает не весь бизнес, а только третья очередь углепогрузочного комплекса, которая должна быть полностью введена в 2019 году. Годовая перевалка «Восточного порта» тогда вырастет до 39 млн тонн (грузооборот в 2016 г. – 23,5 млн тонн). В рамках соглашения с Корпорацией развития Дальнего Востока стивидор обещает инвестировать 17,2 млрд рублей и создать 619 рабочих мест.

Действующие стивидоры – без льгот

Хотя на момент принятия закона о свободном порте в пояснительной записке ясно было сказано, что проект создает условия и для инвестиций в действующие предприятия, их модернизацию, фактически ничего подобного не происходит. Компании, давно работающие на этой территории, никаких льгот не имеют. Преференции предоставляются только при строительстве новых мощностей.

«Сейчас статус резидента может получить только новый проект или предприятие, начинающее новую деятельность. Фактически для этого необходимо создавать отдельное юридическое лицо», – прямо заявлял советник министра развития Дальнего Востока Павел Волков на одном из профильных мероприятий в апреле 2016 года.

Впрочем, правила постоянно меняются: как мы видим на примере АО «Восточный порт», отдельную компанию для третьей очереди угольного комплекса создавать все-таки необязательно. А вот новая деятельность – принципиальный момент.

Это, конечно, создает неравные условия для конкуренции. Когда новые мощности будут построены, получится, что на одной территории, в одном порту работают два стивидора, переваливающие примерно одни и те же грузы, но один из них имеет существенные льготы, а другой – нет. На эту несправедливость постоянно указывает Ассоциация морских торговых портов России (АСОП).

«Эта ситуация длится уже больше двух лет. Мы неоднократно обращали внимание на проблему потенциально неравной конкуренции между действующими и будущими стивидорами, – говорит председатель инвестиционного комитета АСОП Дмитрий Морозов. – Мы находим понимание в Министерстве РФ по развитию Дальнего Востока, однако, чтобы изменить ситуацию, нужна согласованная позиция всех министерств. А Минфин против преференций для уже работающих компаний и готов рассматривать как объекты для налоговых льгот только новые мощности в зоне свободного порта».

Причем если смотреть на мировой опыт, продолжает Д.Морозов, то льготы, предусмотренные свободным портом, как правило, получают все предприятия, находящиеся на данной территории, а не только вновь созданные. В качестве примера эксперт привел порт Сингапура.

Напомним, что сейчас помимо Владивостока статус свободного порта получил целый ряд дальневосточных портов (см. «Что такое свободный порт Владивосток?»). Вместе с тем, станут ли они полноценно свободными, а Дальний Восток настоящей территорией роста – большой вопрос. Во всех публичных выступлениях чиновники говорят именно о комплексном развитии региона. Но на практике мы видим лишь отдельные точки, даже в самих портах.

От Калининграда до Находки

Возможно, Владивосток окажется не единственным свободным портом в России. Как сообщила на 30-й конференции АСОП в марте текущего года заместитель руководителя Росморречфлота Наталья Жихарева, сейчас Минтранс на основе закона о свободном порте Владивосток разрабатывает законопроект, предполагающий появление порто-франко и в других регионах. Документ предусматривает несколько этапов создания свободных портов, обоснование для каждого региона своих льгот и призван решить ряд проблем, с которыми столкнулись во Владивостоке, в том числе с проблемой неравной конкуренции в отношении действующих стивидоров.

«Этот законопроект, безусловно, нужен, потому что расширять свободный порт Владивосток до бесконечности невозможно, сейчас он дошел уже до Чукотки, – говорила Н.Жихарева. – Есть востребованность тех льгот, которые предусматривает режим свободного порта, есть письма-обращения от Калининграда, от южных регионов, которые хотели бы к своим портам тоже применять подобный режим».

Впрочем, как всегда, вопрос упирается в деньги. У Минтранса большие разногласия с Минфином, который не хочет давать дополнительных льгот портовикам, ссылаясь на интересы бюджета.

Что такое свободный порт Владивосток?

Федеральный закон «О свободном порте Владивосток» был принят в июле 2015 года и вступил в силу (за исключением нескольких статей) в октябре того же года. Его действие распространяется на 16 муниципальных образований Приморского края, аэропорт Кневичи, а также на городской округ Петропавловск-Камчатский, Ванинский район (Хабаровский край), Корсаковский городской округ (Сахалинская область) и порт Певек (Чукотка). С недавних пор сюда попадает и Углегорский городской округ (Сахалинская область).

Резиденты свободного порта получают различные льготы. Вот основные:

– налог на прибыль: 5% (в течение 5 лет) вместо 20%*;

– страховые взносы: 7,6% (в течение 10 лет) вместо 30%*;

– налог на имущество: 0% (в течение 5 лет) вместо 2,2%**;

– налог на землю: 0% (в течение 5 лет) вместо 1,5%***;

– возмещение НДС: 10 дней вместо камеральной проверки (три месяца).

Кроме того, резиденты пользуются режимом свободной таможенной зоны. Например, они могут беспошлинно ввозить и вывозить иностранное оборудование, хранить иностранные товары. Срок проверки деятельности резидентов не может превышать 15 дней, а срок получения разрешительной документации для капитального строительства – менее 40 дней.

* Базовая ставка

** Ставка налога на имущество организации в Приморском крае

*** Ставка земельного налога в городе Владивостоке для «прочих земельных участков»

Источник: Фонд развития Дальнего Востока, Налоговый кодекс РФ.

Кто они – резиденты свободного порта?

Первые пять резидентов были внесены в реестр 16 марта 2016 года. Лишь один из них, ООО «Владивостокский рыбный терминал», указывал в качестве основной деятельности транспортную обработку грузов. Другие занимались спортивной деятельностью, обработкой отходов резины, оптовой торговлей и выращиванием корнеплодов.

На сегодняшний день реестр насчитывает 190 компаний и индивидуальных предпринимателей, последние были внесены 24 мая 2017 года. Абсолютное большинство зарегистрировано в Приморском крае, чуть больше десятка – в Камчатском крае, шесть компаний – на Сахалине и четыре компании – в Ванинском районе Хабаровского края.

Впрочем, это не окончательная цифра: как утверждают представители Корпорации развития Дальнего Востока, фактически свободный порт насчитывает уже 218 резидентов с заявленной суммой инвестиций почти в 300 млрд рублей.

Примечательно, что деятельность большинства компаний не связана с перевозкой, перевалкой или хранением груза, рыболовством. Как показывает анализ журнала «Морские порты», лишь около четырех десятков резидентов указали в качестве основной деятельности транспортную обработку или хранение грузов, перевозочную деятельность, оперирование терминалами или морским пассажирским транспортом, рыболовство или производство консервов. Другими словами, четыре из пяти компаний, ставших резидентами свободного порта Владивосток, не имеют отношения к морю или не считают это профильным занятием.

Морские порты №5 (2017)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here