Замминистра транспорта РФ: ждем от Эстонии новые транспортные проекты

0
80

Замминистра транспорта РФ: ждем от Эстонии новые транспортные проекты

По результатам работы совместной транспортной комиссии Эстонии и России глава российской делегации Сергей Аристов рассказал Sputnik Эстония о том, каких перемен Эстонии надо ждать в области транспорта

18 и 19 декабря, в Таллинне прошло заседание совместной транспортной комиссии, в которую вошли представители министерства экономики и коммуникаций Эстонии и их российские коллеги из министерства транспорта РФ во главе с замминистра транспорта Сергеем Аристовым. Во время своего пребывания в Эстонии члены российской делегации также посетили госпредприятие Eesti Raudtee («Эстонская железная дорога» и грузовой порт Мууга госпредприятия Tallinna Sadam.

Замминистра транспорта РФ Сергей Аристов встретился с министром экономики и коммуникаций Эстонии Кадри Симсон. На встрече с Симсон российский представитель сказал о том, что транспорт не может жить в рамках одной страны, не может замыкаться в ее границах, тем более когда страна специализируется на транзитных грузах. Аристов отметил также, что представители министерств договорились вести честный и открытый диалог, чего бы это ни стоило той или другой стороне.

«То есть нравится или не нравится, но я говорю именно так, как я считаю, как считает моя сторона. И жду на это такой же ответ – честно и откровенно. Чтобы не просто вести дипломатическую беседу, улыбаться друг другу и ни к чему не прийти. Это, наверное, самый главный итог встречи. И мы говорили абсолютно честно, без всяких обиняков, без кивков на Брюссель и прочего. Ни я, ни Россия не просили эту встречу. Настойчиво и длительный период просила о встрече именно эстонская сторона. Значит, экономика и бизнес заставляют закрывать глаза на весь политический фон. Мне кажется, что какой-то сдвиг в сознании есть. Пусть он не массовый, не очень большой, но сдвиг есть», – отметил заминистра транспорта РФ.

После встречи с министром Кадри Симсон Сергей Аристов рассказал о результатах визита в Таллинн в эксклюзивном интервью Sputnik Эстония.

– Впервые за 4 года прошло заседание транспортной комиссии Эстонии и России. Есть ли результаты по проведенным переговорам?

– Это была наша четвертая встреча. Транспортная рабочая группа встречалась ежегодно по очереди в каждой стране. Последние заседания были проведены в 2012 году в Таллинне и в 2013 году в Москве. И после 2013 года, можно четко сказать, что это связано с введением с 2014 года санкционного режима, заседаний больше не было. В 2014 году, учитывая очередность проведения совещаний, приглашать должна была Эстония. Но приглашения, естественно, не поступило.

С начала текущего года, с февраля месяца, Эстония стала активно инициировать эту встречу. Причина достаточно простая: без российского транзита, без российских поставок и выхода на порты, конечно, очень сильно страдает транспортная сфера. И бизнес, видимо, начал сильно подталкивать свои власти и чиновников, чтобы вернуться к этому вопросу. Несколько раз были активные обращения от Эстонии и напрямую в наше министерство и через Министерство иностранных дел с приглашением сесть снова за стол переговоров и восстанавливать те связи, которые были.

Наконец наша встреча произошла. Достаточно представительная делегация была от нас. Достаточно представительная делегация была с эстонской стороны. Мы обсуждали вопросы не по всему транспортному блоку. Весь транспортный блок – это и авиация, и море, и автомобильный транспорт, и железная дорога. Акцент был сделан на железнодорожном транспорте, потому что более продвинутые отношения у нас сейчас в сфере железнодорожного транспорта, как пассажирских перевозок, так и грузовых. Даже несмотря на то что прямых встреч чиновников все это время не было, компании проводили подготовительную работу с пониманием того, что когда-то, наверное, и политическая отмашка будет. Собственно, сегодня нами в подписанном протоколе эта отмашка дана.

– Какие конкретно вопросы обсуждались в ходе этой встречи?

– Мы обсудили ускорение пассажирских перевозок, упрощение процедуры прохождения границы, пограничного и таможенного контроля. В сфере железнодорожных грузовых перевозок обсуждалась предварительная электронная передача данных в таможенные органы о перевозимых грузах, что на несколько часов сокращает стоянку транспорта. А для транспортного средства чем меньше стоянка, тем меньше расходы и быстрее доставка пассажиров и грузов. А это деньги.

Неплохие программы мы наметили в сфере железнодорожного сообщения. В таком формате мы будем снова встречаться через год, уже в России. Те, кому поручено выполнять те или иные проекты, будут встречаться уже постоянно и системно. Так вот железнодорожникам такая команда дана.

Второй блок, который мы обсуждали, связан с железнодорожным хозяйством. В этом есть и наша заинтересованность. Конечно, эстонские компании не столь мощны, как крупные инвесторы, но мы с удовольствием приглашаем на наши федеральные трассы все заинтересованные компании. Мы показали презентацию основных российских проектов 2018-2020 годов. Конечно, такого масштабного строительства, как у нас, в Эстонии нет. Но тем не менее Эстония показала нам и свои программы.

Мы обсуждали и автотранспортное сообщение. Поскольку достаточно большие связи между нашими странами есть, в первую очередь по направлению на Санкт-Петербург. Это наиболее интересный для эстонцев маршрут. И расстояние здесь небольшое, и заинтересованность туристическая высокая. Мы обсуждали процедуру прохождения границы, регулярность сообщений, чтобы упростить туристам пересечение границы и дать возможность пассажирским перевозчикам эффективнее планировать рейсы. Мы обсуждали вопросы грузовых автомобильных перевозок. В отличие от остальных видов транспорта автомобильные перевозки совершаются только по разрешениям. Для этого обе стороны за столом переговоров договариваются о количестве разрешений (или дозволов), которые выдаст одна сторона другой для проезда.

На 2018 год у нас уже была договоренность. Но с учетом чемпионата мира по футболу, проведение которого планируется в России, эстонцы заранее предположили, что возникнет дополнительная потребность в разрешениях. Конечно, мы этот вопрос будем решать, потому что чем больше к нам приедет болельщиков и гостей, тем и нам интересней.

Были у нас и обсуждения, связанные с рядом международных конвенций, где мы вместе участвуем. Мы договаривались об общей определенной позиции, как мы будем вести себя на международных площадках, потому что Эстония находится в очень непростом положении. Как страна Евросоюза, она должна жить в рамках ЕС и выполнять европейские директивы, а они не всегда идут на пользу нашим двусторонним контактам. С другой стороны, в Эстонии понимают, что, если будут на 100 процентов выполнять требования ЕС, упрутся в стенку и мы опять никуда не придем. Опять будем через десять лет встречаться, и бизнес снова пострадает.

– Получилось выработать такую общую позицию?

– Нет. Конечно, пока нет. Но есть понимание, что мы должны сближаться в этой области. Эстонцы прекрасно это понимают. Конечно, не имея политической воли из Брюсселя, сказать на нашей двусторонней встрече на министерском уровне, что Эстония будет делать только так, как Россия сказала, невозможно. Но есть главное – есть понимание.

– Вы успели побывать на некоторых предприятиях сектора. Какое впечатление у вас сложилось от посещения порта Мууга?

– Мы побывали в порту Мууга, посмотрели мощности, которые там есть. Безусловно, главные цели, преследуемые эстонскими коллегами, были показать, что у них все красиво, автоматизировано, есть масса незаполненных площадей и пустых терминалов. Действительно, очень снизился транзит в эстонские порты, и это по ряду объективных причин.

После порта я на встрече с министром Кадри Симсон сказал, что мы всегда готовы сотрудничать. Я не указывал, о чем надо думать. Но вы думайте, коллеги, думайте.

– Встреча с железной дорогой Эстонии состоялась?

– Да. Мы были на железной дороге. Нам показали планы развития железной дороги, в том числе Rail Baltic. Опять же главный момент – почему Эстония заинтересована показывать нам все эти планы. Rail Baltic – это утопический проект, с которым носятся уже много лет. Денег Евросоюз на это не дает. Литва или Латвия спорят, куда вести дорогу. Я не вижу перспективы этого проекта. Поэтому дороги в сторону Запада – это только так, рассуждения, а сюда – в сторону России – это реальные перевозки, и пассажирские, и грузовые. Естественно, что большая часть проектов развития направлена в нашу сторону.

– Речь идет о ветках дороги в направлении Нарвы и Тарту?

– Да. Одна из причин, которая не дает покоя, касается европейской колеи. Страна, имеющая одинаковую колею с соседней страной, имеет и огромное преимущество. Когда заходит поезд с нашей, в 1520 мм, широкой колеи на станцию, где европейская колея 1435 мм, необходимо менять тележки. Этот переход стоит больших денег и времени.

– Сергей Алексеевич, как вы почувствовали, здесь в Эстонии кто-нибудь понимает значимость колеи в сотрудничестве с российской железной дорогой?

– Прекрасно понимают. Поверьте, люди все далеко не глупые. У транспортников всё-таки инженерное образование.

– Как вы думаете, что же в таком случае мешает в Эстонии определиться с шириной колеи?

– Я знаю, и мы все прекрасно понимаем, что это связано с определенными обязательствами перед Европейским союзом.

– Выходит, Эстония жертвует собой в угоду целям еврозоны?

– Конечно! Я иногда привожу в пример Финляндию. Мы давно работаем с Финляндией, которая тоже является страной ЕС и граничит с нами. Как-то прошел слух о том, что ЕС заставляет Финляндию поменять колею. Ответ финнов на это был уникальный: «Мы же не дураки!» Зачем создавать себе проблемы?

В Финляндии сохраняется колея еще со времен Российской империи – 1524 мм. У нас также была в то время колея 1524 мм, позже Россия перешла на 1520, а Финляндия сохранила ту же колею. Но для колеса это несущественно, и не мешает эффективно работать.

Вчера я привел пример эстонцам, что только за последние год-полтора мы подписали с Финляндией четыре очень серьезных международных договора и по железной дороге, и по автомобильному сообщению, и по морским вопросам, и по авиации. Ничего и никого финны не боятся. Если есть желание, есть воля, членство в ЕС не мешает. Да, финны отправляют соответствующий проект в Брюссель для экспертизы. Но они не просто отправляют его туда, хлопают глазками и ждут, что там будет. Они активно свой проект там лоббируют, и всё получается. Я специально и вчера, и сегодня озвучивал это эстонским коллегам. Если хотите какого-то прогресса, если вы хотите увеличивать транзитное сообщение, если хотите осуществлять какие-то другие проекты, уж пожалуйста, будьте добры, сами шевелитесь. Мы же не будем за вас ходить и договариваться.

– За время охлаждения между Эстонией и Россией вырос портовый потенциал на западе России. Приоритет России будет направлен на загрузку собственных портов – это понятно, как говорится, без обид. Как теперь Эстония может вписаться в российский транзит?

– Обиды есть, конечно. Но обижаться тут надо только на самих себя, а не на Россию. В условиях агрессивной антироссийской политики и недружелюбного подхода к России мы, естественно, строили систему, которая позволяет нам быть независимым транзитным блоком – это порты на нашей Балтике. Здесь действительно не должно быть никаких обид. Мы их построили, вложили очень приличные средства. Мы их развиваем и будем развивать. И все, что у нас есть, мы будем в первую очередь направлять в свои порты. Ну почему я должен деньги, которые надо получить от перевалки грузов в порту, от загрузки судов под своим флагом, кому-то еще отдавать? Для этого надо было вести мудрую определенную политику. Поэтому сегодня в приоритете, безусловно, российские балтийские порты. Они никуда не денутся.

Здесь вопрос в другом. Есть определенные сложности с определенными категориями грузов, на которые пока наши порты не до конца рассчитаны. Терминалы особого рода еще в Советском Союзе традиционно располагались на балтийском направлении. Один порт специализировался на нефтеналивных грузах, другой порт – на насыпных грузах и так далее. Это сейчас порты стали мультимодальными. Поэтому пока не все виды грузов наша Балтика может перевалить. Это тот блок, где можно работать. Куда мы уже отправим эти грузы – вопрос нашего направления.

– Сейчас основное развитие в области китайского транзита сфокусировано вокруг Транссиба и поставок на западные порты РФ. Может быть, при благоприятном стечении обстоятельств, Эстонии что-то и перепадет на скандинавском направлении грузов, что пока под вопросом. Опять же могут помешать ограничения в железнодорожных планах на Эстонию. Как быть в такой ситуации?

– Надо помнить одну главную вещь, что по Транссибу решения имеют рекомендательный характер, и то в первую очередь для расшивки российской части дорог. А вот грузовая база образуется в первую очередь в Юго-Восточной Азии, это Китай, Корея, часть японских грузов с наших портов. И по действующему механизму только грузоотправитель определяет, каким маршрутом и в какую точку должен поступить груз. Не перевозчик определяет. Цена всегда выбирается грузоотправителем. В этой части, если появятся новые направления, если Эстония найдет какую-то новую грузовую базу, договорится с грузоотправителем, предложив льготные условия в своих портах, то азиатский грузоотправитель вправе отправить свой груз через Транссиб в Эстонию.

– В сторону Эстонии со стороны России существует ограничение грузопотока по железной дороге, железнодорожные планы маленькие. Это препятствие можно преодолеть, если в Эстонии будет политическая воля?

– Есть очень серьезная организация ОСЖД – Организация сотрудничества железных дорог – со штаб-квартирой в Варшаве, работает с начала 1950-х годов. Сюда входят 28 железнодорожных администраций из всех стран бывшего Восточного европейского блока, почти все республики бывшего СССР, в том числе и страны Балтии. С одной стороны – парадокс этой организации, с другой стороны – показатель того, что бизнес может решать любые внеполитические вопросы. Представьте себе, в эту организацию входят сейчас и такие страны, как КНДР, Китай, Вьетнам, Иран, Афганистан.

Можете себе представить разные политические взгляды, разные идеологии, разные экономики, разную культуру этих людей из столь разных стран? Но эти люди собираются за одним столом. Кроме рабочего английского языка в ходу два основных языка – русский и китайский. Правда, в основном все говорят по-русски. Я сам вхожу в базовую группу ОСЖД и являюсь председателем совета ОСЖД. В этой организации обсуждается единый подход в работе железных дорог, и перевозка груза определяется единым специальным документом – СМГС – Соглашением о международном железнодорожном грузовом сообщении. И все страны живут по одному тарифу, по одному процессу, по одним техническим требованиям и так далее.

Интересная ситуация была в конце 1980-х, в начале 1990-х годов, когда стали разбегаться восточноевропейские страны. Потом они начали вступать в Европейский союз, сторонились ОСЖД.

Ничего! Все теперь вернулись назад, все сидят за одним столом. Так что Эстония тоже входит в ОСЖД, прекрасно знает правила игры, знает, что она обязана делать. Только когда мы заседаем в Варшаве, эстонцы об одном говорят. А потом, на практике, их заставляют все делать несколько иначе.

Если Эстония найдет грузовую базу, мы привезем этот груз в Эстонию. Есть такое понятие в железнодорожном законодательстве, как технологическая возможность перемещения. У нас тоже могут быть какие-то проблемы с объемами перевозок, которые дополнительные. Для этого должны быть вагоны, контейнеры, соответствующая локомотивная тяга, соответственно, ограничения пропуска других грузов.

– Транспортная комиссия закончила свою работу. Вы вернетесь в Москву, и что дальше? Надо ждать какого-то предложения со стороны Эстонии?

– Эти предложения сформулированы в нашем совместном протоколе. Мы с эстонскими коллегами наметили некую дорожную карту, которой должны придерживаться. В первом квартале следующего года мы ждем от эстонской стороны проект нового соглашения о железнодорожном сообщении. Пока действует старое соглашение. Мы ждем также проект соглашения по автомобильному сообщению. Также по автомобильному сообщению действует старый договор.

Вновь поднялся давний вопрос, который обсуждался много лет: строительство нового моста, в стороне от Нарвы. Понятно, что эта дорога направлялась на порт в Эстонии. Мы предложили, чтобы эстонская сторона подготовила технико-экономическое обоснование этого проекта. Ведь мост должен кто-то строить. К нему должна идти дорога, от него должна идти дорога. На сегодняшний день этих дорог нет. Один километр нормальной дороги стоит несколько миллионов долларов. Кто-то должен это финансировать. А кто поедет по  этому мосту и что повезет? Самый главный момент любого инфраструктурного проекта – его экономика, какая экономическая отдача будет от вложений в этот проект. Мы сказали эстонским коллегам: если вы обоснуете проект и расскажете, кто и что куда повезет, найдете инвестора, кто будет тянуть строительство (а почему опять Россия должна за всех отдуваться?), будем вместе думать над этим проектом.

На вопрос «Что будет дальше?» отвечаю: а дальше мы будем реализовывать намеченные сейчас планы с перспективой того, что будем обмениваться и другими новыми предложениями.

Sputnik Эстония

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here